Личности

Эндрю Карнеги

История жизни Эндрю Карнеги – классический пример «американской мечты». Родился в простой рабочей семье в Шотландии, но вместе с семьей эмигрировал в США в поисках лучшей жизни. Там он прошел путь от посыльного до успешного предпринимателя. Основал сталелитейную компанию и сумел создать огромную империю.

Детство Эндрю Карнеги

Эндрю Карнеги родился 25 ноября 1835 году в шотландском городе Данфермлин, в семье Уильяма Карнеги и Маргарет Моррисон Карнеги. Древний город, гордившийся тем, что был средневековой столицей Шотландии, переживал тяжелые времена.

Эндрю Карнеги родился в этой комнате

Андра, как называли маленького Карнеги, проводил много времени со своим дядей Джорджем Лаудером. Он брал мальчиков, своего сына и Андру, в долгие прогулки, рассказывал истории о шотландском происхождении, декламировал строки Роберта Бернса.

Карнеги делили верхний этаж этого коттеджа с другой семьей

Отец Эндрю был ткачом, и ожидалось, что эту профессию наследует младший Карнеги. Мать Эндрю, Маргарет Карнеги, ткала вручную полотенца и постельное белье.

Но к 1840-м годам как Данфермлинский дворец, резиденция шотландских королей, находился в развалинах, так и некогда процветавшая местная льняная промышленность лежала в руинах. В течение долгого времени Данфермлин считался центром производителя дамасских тканей в Великобритании, но промышленная революция разрушила ремесло ткачей. Когда в 1847 году в Данфермлин пришли паровые ткацкие станки, сотни ткачей, работавших на ручных станках, стали расходным материалом.

Два таких ткацких станка занимали первый этаж коттеджа

Данфермлинские ткачи, изо всех сил пытающиеся прокормить свои семьи, уверовали в политическую панацею под названием чартизм, популярное движение британского рабочего класса. Чартисты считали, что, позволив массам голосовать и баллотироваться в парламент, они смогут захватить власть у дворян-землевладельцев и улучшить условия для рабочих.

Отец Эндрю Карнеги и его дядя Том Моррисон возглавляли чартистское движение в Данфермлине. В 1842 году Том организовал всеобщую забастовку. Тем временем Уилл публиковал письма в различных радикальных журналах и был президентом одного из местных обществ ткачей. Несмотря на энтузиазм чартистов Данфермлина, чартизм к 1848 году выдохся, после того как парламент в последний раз отклонил их требования. Эндрю был свидетелем политического волнения по поводу шотландской «Национальной петиции о народной хартии». Лидеры движения выступали за ненасилие и разрешали детям участвовать в собраниях.

Карнеги добровольно пошел в школу в восемь лет и изучил основы. Он учился в школе Роллан на Прайори-лейн. Каждое утро перед занятиями ему приходилось носить воду из городского водохранилища. Мать Эндрю, чтобы содержать семью, открыла продуктовую лавку и мастерскую по починке обуви. И с 10 лет Эндрю начал работать на мать и дядю, выполняя различные поручения и даже ведя бухгалтерию.

Иммиграция в Америку

Вопреки желанию отца Эндрю Маргарет подтолкнула семью покинуть бедную Шотландию ради возможностей в Америке, где последние восемь лет в округе Аллегейни, штат Пенсильвания, жила её сестра. Эндрю было 12 лет, когда они отправились в путешествие.

Статуя Эндрю Карнеги, установленная в 1914 году в парке Питтенкрифф, Данфермлин

Карнеги продали свое имущество с аукциона, но обнаружили, что средств недостаточно для переезда всей семьи. Им удалось занять 20 фунтов, и найти место на маленьком паруснике «Вискассет», в Глазго.

Иммиграция в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков

Как и остальных эмигрантов, их распределили по тесным койкам в трюме. Так началось почти 50-дневное путешествие в изнурительных условиях со скудной едой. Наконец, в поле зрения появился Нью-Йорк. Корабль проплыл мимо роскошных сельскохозяйственных угодий и лесов Бронкса, бросив якорь у Касл-Гарден в нижней части Манхэттена. Пройдет ещё семь лет, прежде чем Нью-Йорк построит иммиграционную станцию, и почти полвека оставалось до открытия острова Эллис.

Высадившись на американский берег, Карнеги были дезориентированы городской суетой, но продолжили путь к конечному пункту назначения – Питтсбургу. Семья забронировала проезд на пароходе вверх по реке Гудзон в Олбани, где они обнаружили несколько толпящихся агентов, охотно соревнующихся за то, чтобы доставить их на запад по каналу Эри. Со скоростью 35 миль в день это было медленное путешествие и не особенно приятное, на узкой полке в жаркой непроветриваемой кабине. Добравшись до Баффало, им пришлось совершить ещё три рейса на лодке по каналу. После трехнедельного путешествия из Нью-Йорка они прибыли в Питтсбург – место, где Эндрю сколотит свое состояние.

Работа в Pennsylvania Railroad

В 1848 году, когда семья Карнеги приехала в Питтсбург, это был шумный промышленный город. Но за свой успех он платил высокую экологическую цену. Центр города горел в 1845 году, новые построенные здания за короткий срок почернели от копоти.

Карнеги жили в районе, который попеременно называли Бэрфут-сквер и Слэб-таун. Их дом на Ребекка-стрит представлял хлипкое темное каркасное здание. «Любое точное описание Питтсбурга в то время было бы расценено как величайшее преувеличение», – писал Эндрю Карнеги в своей биографии, отказываясь от своего обычно оптимистичного тона. «Копоть пронизывало все… Если умывать лицо и руки, то через час они становились такими же грязными, как всегда. Копоть собиралась в волосах и раздражала кожу…».

Питтсбург в конце 19 века

Питтсбург на рубеже веков был признан центром нового индустриального мира. Один британский экономист описывал условия в городе: «Грязь и нищета невыразимы, неограниченный рабочий день, яростная борьба между трудом и капиталом, жесточайшая коммерческая борьба за деньги, выматывающая людей, поглощение верхами и низами всех возможностей в получении прибыли и полное безразличие к идеалам и стремлениям». Но Питтсбург стал рождаться как движущая сила американской экономики. И для людей, управлявших городом, он означал прогресс. Печи Питтсбурга символизировали мир, рвущийся в будущее, движимый американской изобретательностью и всемогущими технологиями.

Уильям Карнеги получил работу на хлопчатобумажной фабрике. Эндрю устроился на работу в том же здании посыльным за 1,20 доллара в неделю. Потом работал на городском телеграфе, где оказался бесценным работником, поскольку мог переводить сообщения азбукой Морзе на слух без необходимости записывать слова. Он брался за любую работу в меру своих способностей. Он запомнил план улиц Питтсбурга, а также имена и адреса важных людей, которым доставлял послания. Карнеги часто просили передать сообщения в театр. Он договорился о доставке по ночам и оставался в театре, чтобы посмотреть постановки по пьесам Шекспира и других великих драматургов. Стремясь к знаниям, Карнеги пользовался небольшой библиотекой, которую местный благотворитель предоставил работающим мальчикам.

На телеграфе Карнеги познакомился с Томасом Александром Скоттом, в то время начинавшим свою впечатляющую карьеру на Пенсильванской железной дороге. Скотт, называвший Карнеги ««мой мальчик Энди», нанял его в 1853 году за 4 доллара в неделю в качестве личного секретаря.

Пенсильванская железная дорога

Постоянно беря на себя новые обязательства, Карнеги поднялся по карьерной лестнице в Pennsylvania Railroad и сменил Скотта на посту суперинтенданта Питтсбургского отделения. Отношения Карнеги со Скоттом сделали возможным вложение средств в Adams Express, который доставлял сообщения в корпоративные офисы по мере их поступления по телеграфу. Маргарет пришлось заложить дом за 500 долларов против его стоимости в 700 долларов, чтобы произвести платеж. Инвестиции окупились. Позже Adams Express превратился в American Express.

С началом Гражданской войны Скотта наняли для наблюдения за военными перевозками на Север, и Карнеги работал его правой рукой.

Создание Keystone Bridge Company

Гражданская война подпитывала металлургическую промышленность. К тому времени, когда она закончилась, Карнеги увидел потенциал в этой области. Он оставил свой пост, чтобы заняться бизнесом вместе с бывшими боссами Томом Скоттом и Дж. Эдгаром Томсоном, президентом Пенсильванской железной дороги. Ряд компаний, организованный партнерами, получал инсайдерские контракты на поставку сырья для Пенсильванской железной дороги и строительство железных мостов. Компания Keystone Bridge Company была основана в 1865 году.

Keystone Bridge Company

К тридцати годам Карнеги с помощью капитала своих друзей накопил первое состояние в 50 000 долларов – на нефтяных скважинах в Пенсильвании, производстве железа, строительстве мостов и торговле облигациями.

К 1868 году состояние Карнеги, которому тогда было 33 года, составляло 400 000 долларов (по сегодняшнему курсу почти 5 миллионов долларов). Но его беспокоили призраки радикального прошлого, и Карнеги пообещал, что через два год ограничит свое состояние и пожертвует излишки на благотворительные цели. Он был полон решимости, чтобы его помнили за его добрые дела, а не за его богатство.

Сталелитейный бизнес

В течение следующих 30 лет состояние Карнеги росло как на дрожжах. Через два года, как он написал послание о том, что планирует оставить бизнес, Карнеги обратил внимание на новый процесс рафинирования стали, который англичанин Генри Бессемер использовал для преобразования огромных партий железа в сталь, более гибкой, чем хрупкое железо.

Сталелитейный завод Карнеги в Хомстеде, Пенсильвания, 1905 г.

Карнеги вложил в процесс все состояние и даже занимал крупные суммы, чтобы построить сталелитейный завод недалеко от Питтсбурга в 1875 году. Определенно гений Карнеги в его способности предвидеть. Как только он понимал, что то-то может принести потенциальную выгоду, он готов был вкладывать в это огромные средства.

Каждое серьезное деловое решение, которое он принимал, в ретроспективе казалось правильным:

  • первый производитель чугуна в Питтсбурге, перешедший на производство стали;
  • первый производитель стали, диверсифицировавший производство от стальных рельсов до конструкционных профилей;
  • к ужасу своих партнёров он вложил большую часть прибыли компаний обратно в бизнес, интегрируя его по вертикали и горизонтали, модернизируя, расширяя и обеспечивая стабильные поставки дешевого сырья, покупая контрольный пакет акций коксохимического завода HC Frick, сдавая в аренду железные рудники Рокфеллера в хребте Месаби с огромной скидкой.

К 1901 году, когда он продал свою долю в Carnegie Steel компании JP Morgan, Карнеги – самый богатый человек в мире.

До этого момента его деловая карьера мало чем отличалась от карьеры других амбициозных англоязычных иммигрантов, которые разбогатели, оказавшись в нужном месте в нужное время. В начале 1870-х он переехал из Питтсбурга, источника своего дохода, в Нью-Йорк. Он продолжал курировать металлургические и бриджевые компании из гостиничного номера в Нью-Йорке, который делил со своей матерью. Принятие повседневных решений делегировалось череде партнеров, включая его брата Тома, Генри Клея Фрика и Чарли Шваба. Он редко посещал заседания совета директоров и приезжал в Питтсбург всего три-четыре раза в год.

В течение 30 лет его рабочий день ограничивался несколькими утренними часами, иногда обедом или ужином, но в эти часы он успевал столько же, сколько большинство мужчин делает за неделю, и гордился этим. Хотя он заявил, что переехал в Нью-Йорк по деловым причинам, его решение было обусловлено более важными соображениями. Он был в восторге от своего успеха как бизнесмена и капиталиста, но далеко не удовлетворен. Карнеги хотел большего от жизни и посвятит оставшиеся годы своей жизни в погоне за этим.

Джонстаунское наводнение

Карнеги был одним из 50 членов Рыболовного и охотничьего клуба Саут-Форк, который обвинили в наводнении в Джонстауне, унесшем жизни 2209 человек в 1889 году.

  • Плотина в Джонстауне, примерно в 120 км Питтсбурга, в долине недалеко от рек Аллегейни, Литл-Конемо и Стоуни-Крик, принадлежала эксклюзивному клубу рыболовства и охоты Саут-Форк, в состав которого входили Эндрю Карнеги и Генри Клэй Фрик.
  • Расположенная в пойме, которая подвергалась частым стихийным бедствиям, прежде чем рухнуть, плотина содержала 20 миллионов тонн воды, примерно столько же, сколько проходит через Ниагарский водопад за 36 минут.
  • Два дня на район Джонстауна обрушивались опустошительные ливни. Реки переполнились и вышли из берегов.
  • Наводнение произошло 30 мая 1889 года, когда земляная и каменная плотина рухнула. 2209 человек погибло, 3000 получили серьезные повреждения, разрушено 77 зданий. До террористических атак 11 сентября 2001 года это была самая большая потеря гражданских лиц в Соединенных Штатах за один день.
  • Материальный ущерб оценивается в 41 миллион долларов. Катастрофа стала катализатором крупной федеральной поддержки реабилитации Джонстауна.
Последствия наводнения в Джонстауне

Для многих людей по всей стране вина лежала на Эндрю Карнеги, Генри Клее Фрике и других влиятельных питтсбургских бизнесменах, которые как члены Клуба рыболовов и охотников Саут-Форк владели плотиной и, таким образом, несли ответственность за её крах. Однако достаточных доказательств, чтобы привлечь клуб к ответственности, не нашлось.

Хомстедская стачка

К тому моменту как Карнеги вступил в деловое партнерство с угольным промышленником Генри Клеем Фриком, он был необычным в определенной степени в убеждениях среди промышленных баронов своего времени. Он проповедовал права рабочих объединяться в профсоюзы и защищать свои рабочие места.

Однако действия Карнеги не всегда соответствовали его риторике. Сталелитейщиков Карнеги заставляли работать сверхурочно. Они получали низкую заработную плату. В 1892 году Карнеги поддержал Генри Клея Фрика, президента сталелитейного завода, который заблокировал рабочих и нанял частное полицейское агентство «Национальное детективное агентство Пинкертона» для запугивания забастовщиков. Семь рабочих и трое охранников в ходе конфликта были убиты, много ранено. Этот эпизод нанес серьезный ущерб репутации Карнеги.

Хомстедская стачка

Забастовка на Хоумстедском (Гомстедском) металлургическом заводе в пригороде Питтсбурга Хомстед, начавшаяся 30 июня 1892 г. и завершившаяся 6 июля 1892 г. кровавым столкновением между бастующими рабочими и частными полицейскими, – один из самых серьезных трудовых споров в Соединенных Штатах, возникший между Объединенной ассоциацией рабочих черной металлургии и Сталелитейной компанией Карнеги. Результатом стало крупное поражение в усилиях по объединению в профсоюзы сталелитейной промышленности.

Тем не менее, «стальной гигант» Карнеги был неудержим, к 1900 году компания Carnegie Steel производила больше стали, чем вся Великобритания. Это был год, когда финансист Дж. П. Морган бросил серьезный вызов империи Карнеги. Хотя Карнеги считал, что сможет победить Моргана в битве, которая продлится 5, 10 или 15 лет, это уже не импонировало 64-летнему мужчине, который стремился проводить больше времени со своей женой Луизой и дочерью Маргарет.

Продажа Carnegie Steel

Карнеги написал запрашиваемую цену за свой сталелитейный бизнес на листе бумаги и попросил одного из своих менеджеров доставить предложение Моргану в 1901 году. Морган без колебаний согласился, купив компанию за 480 миллионов долларов. Карнеги лично заработал 250 миллионов долларов (примерно 4,5 миллиарда долларов сегодня). «Поздравляю, мистер Карнеги, – сказал Морган Карнеги, когда они завершили сделку, — теперь вы самый богатый человек в мире.

Карнеги литератор

Его конечной целью было зарекомендовать себя как литератора и философа. В детстве и молодости Карнеги много читал и запоминал большие отрывки из стихов Роберта Бернса и пьес Шекспира. В Нью-Йорке и Лондоне он продолжил самообразование. Он подружился с известными писателями англоязычного мира, среди которых Герберт Спенсер, Мэтью Арнольд, Ричард Уотсон Гилдер и Марк Твен.

Карнеги в своем замке Скибо

Карнеги написал два рассказа о путешествиях, «Кругосветное путешествие» и «На четвёрке лошадей по Британии», хорошо принятых критикой и читателями, книгу, ставшую бестселлером под названием «Торжество демократии», статью «Евангелие богатства», в которой зарекомендовал себя как моральный философ промышленного капитализма, «История моей жизни» о своей биографии.

Половину каждого года он проводил в Британии в роли культурного и политического связующего звена между тем, что он называл двумя ветвями англоязычной расы. Он стал доверенным лицом президентов-республиканцев и госсекретарей, премьер-министров-либералов и членов кабинета министров, а также занимался внутренними и иностранными делами Соединенных Штатов и Великобритании.

Филантроп всемирного масштаба

Карнеги любил говорить, что «человек, который умирает богатым, умирает опозоренным», и обратил свое внимание на помощь другим. Выйдя на пенсию, он потратил большую часть накопленного состояния на создание более 2500 публичных библиотек, на поддержку высших учебных заведений.

Карнеги учредил ряд благотворительных фондов, перед каждым из которых стояла конкретная задача:

  • бесплатное обучение для студентов шотландских университетов;
  • пенсии профессорам американских колледжей;
  • научно-исследовательский институт в Вашингтоне;
  • библиотека, музыкальный зал, художественная галерея и музей естественной истории в Питтсбурге;
  • Фонд героев для гражданских лиц;
  • Дворец мира в Гааге (сегодня Международный суд (Всемирный суд)) которым по-прежнему управляет Фонд Карнеги.

К своим 70 годам он понял, что у него практически не остается времени, чтобы раздать все состояние. В последние годы жизни филантроп был поглощен миром во всем мире. Вопреки собственным интересам – компания Carnegie Steel заработала миллионы на производстве стальных броневых листов для ВМС США – он выступал за разоружение военно-морского флота, затем за международный суд, лигу мира и арбитражные договоры между странами Европы и США, вступившими в нарастающую гонку военно-морских вооружений. Он вписался в дипломатический микс как инсайдер, имеющий доступ в Белый дом и Вестминстер. Остаток своих дней он проведет как «апостол мира», разъезжая между своими домами в Нью-Йорке и Шотландии и мировыми столицами.

Эндрю Карнеги

В возрасте восьмидесяти лет, с началом Первой мировой войны в 1914 году, он признал, что усилия его были напрасны. Луиза говорила, что военные действия «разбили сердце ее мужа».

Карнеги прожил еще пять лет, но последней записью в его автобиографии стал день начала Первой мировой войны. Последние годы жизни он провел в тишине, в изоляции от друзей, не имея возможности вернуться в свой дом в Шотландии. К моменту смерти в 1919 году Карнеги он раздал 350 миллионов долларов (4,4 миллиарда долларов). Благодаря филантропии и стремлению к миру во всем мире Карнеги, возможно, надеялся, что пожертвование состояния на благотворительные цели смягчит мрачные подробности его накопления. И он оказался прав, сегодня его больше всего помнят за щедрые подарки в виде музыкальных залов, образовательных грантов и библиотек.

Личная жизнь

В 1880 году Карнеги в возрасте 45 лет начал ухаживать за 23-летней Луизой Уитфилд. Мать Карнеги была основным препятствием для отношений. Почти 70-летняя Маргарет Карнеги  привыкла к полному вниманию сына. Он обожал ее. Они делили номер в нью-йоркском отеле Windsor, и она часто сопровождала его, даже на деловые встречи. Некоторые даже намекали, что Маргарет потребовала от Карнеги обещания, что он останется холостяком при ее жизни.

Эндрю Карнеги с женой Луизой (3-я слева) и дочерью Маргарет

Луиза была дочерью зажиточного нью-йоркского торговца. Как и Карнеги, Луиза оставалась преданий своей матери, которая нуждалась в постоянном медицинском наблюдении. Однако, в отличие от Маргарет Карнеги, миссис Уитфилд поощряла дочь проводить время со своим женихом. Тем временем мать Карнеги изо всех сил старалась подорвать  их отношения.

Пара обручилась в сентябре 1883 года, но держала это в секрете из-за Маргарет. В 1886 году здоровье Маргарет пошатнулось. В июле Карнеги пишет Луизе из своего летнего дома в Крессоне, штат Пенсильвания: «… есть обязанности, которые разлучают нас. Все зависит от наших матерей. Мы должны быть с ними до последнего».

10 ноября 1886 года умерла Маргарет Карнеги. Даже тогда Карнеги не хотел обнародовать помолвку из уважения к своей матери. «Было бы нехорошо объявлять об этом так скоро», – писал Карнеги Луизе. В конце концов, они поженились 22 апреля 1887 года в доме Уитфилдов. Свадьба была тихой и частной на 30 гостей.